суббота, 18 июня 2016 г.

Прокати нас, Энрико, на гОндоле

К плаванию по мутным водам Венеции в гOндоле я не то чтобы стремилась всей душой, но как-то знала, что буду. Буду сидеть в этой итальянской лодке, а романтичный гондольер, изящно работая веслом, будет петь что-нибудь этакое, умело лавируя по каналам древнего города.


Ну как это быть в Венеции и не прокатиться в гондоле, символе города? Это так же, как быть в Париже и не подняться на Эйфелеву башню, или съездить в Пизу и не посмотреть на падающую башню, или побывать в Лондоне и не прокатиться на дабл-декере (могла написать - не увидеть знаменитую башню Биг Бэн, но три башни, это уже слишком).
Некоторые сетуют, что гондола - это дорого. Ну что такое дорого за  развлечение, которое будет, возможно, раз в жизни? Восемьдесят евро за полчаса. Ну дорого, конечно. А с другой стороны, не сходил один вечер в ресторан, перекусил пицей в забегаловке на углу, вот тебе и сумма.
В общем, гондола была у нас в плане. И тельняшка была куплена:


И что же? Уже после первого дня в Венеции моё желание отпало. Не хочу, сказала.
А почему? А потому что слетела. Слетела пелена романтичности и восторженности.
А как слетела и почему? Потому что много смотрю по сторонам и много чего замечаю (а счастье-то в незнании!).


Заметила, как утром гондольер приходит на берег, как клерк в свой офис - снимает пиджак, надевает тельняшку. Усмотрела, как проверяет он свой сотовый. В твоём же представлении он так и плывёт из средневековья в своей наивной простоте, а тут у него в руках - дитя прогресса, вот и разочарование лёгкое.
Заметила, как в одной гондоле вместо гондольера поёт девица под гармонь, за дополнительную плату.  Как под вечер он пересчитывает купюры. Как заходит в ту самую пиццерию на углу, где ты сидишь, и с усталым и каким-то даже напряжённым лицом следует в туалет (ну а ты что, думала, что он херувим?), как недружелюбно отвергает сделку, предлагаемую ему туристами. Насмотрелась, как вместо трелей из гондол раздаются щелчки фотоаппаратов - сидящие в лодке фотографируют себя, а стоящие на мостиках фотографируют и их, и себя тоже на их фоне.
В общем, коммерческая и туристическая сторона поставленного на поток гондольного обслуживания туристов убивает желание влиться в поток миллионов, уже испытавших на себе эту романтику.
Вердикт был вынесен - не будем, не поплывём.
А жалеть не будем потом? В Венеции были, а в гондоле не прокатились. Точно жалеть не будем? Неее, не будем.

Прошёл ещё день. Настал последний день пребывания в Венеции. По плану - бранч в отеле Даниели. 120 тугриков с носа, что обещает волшебные явства на золотых блюдах. Упаковываем чемоданы, в одном из которых лежит моя тельняшка , сдаём их на хранение в своём отеле, выписываемся, запрыгиваем в водный автобус, доплываем до центра города, движемся по направлению к отелю.
Самое людное место, народ уже отзавтракал и активизировался, лавируем, торопимся, опаздывать нельзя, после бранча у нас самолёт в Лондон.
И вот в этой суете и толкотне ММ мне в ухо декларирует: если мы хотим прокатиться, то как раз остаётся пол-часа до бранча, это последний шанс, вон там гондолы. И так крепенько меня под локоток хватает и, пока я думаю, что ответить, быстренько подводит к гондолам, где лихой мОлодец берёт меня за белы ручки и усаживает на бархатное сиденье одной из них.
Вот и всё. И поплыли.
Я не хочу в Гранд Канал, там движение сумасшедшее, - успеваю сказать я.
А без него никак, - отвечает гондольер, в него надо зайти, чтобы завернуть в спокойный боковой канал.
В общем, поплыли...





И сразу всё забыыыылось, и коммеееерческая сторона, и туристииическая, и какая я такая вся принципиаааальная, и от всего абстрагировалась, и от народа, сверлящего взглядами счастливчиков в лодках, и от мыслей о бранче предстоящем, и вообще от всего.
Вода рядом, в неё спускаются ступеньки, и зеленью отмечено, до куда вода доходила, и ржавчина на витых оконных и дверных решётках, и облупившаяся краска на ставнях, и монахиня, переходящая по мостику, и бельё на верёвке перед окошком, и горшки с цветами на балкончиках, и колонны, и арки, и двери, которые, кажется, давно-давно не открывали.....



Вы помните историю, как создавалась Венеция? Её затопило или сразу строили дома на воде?
Сразу строили! Венеты спасались от готов на островках земли на болотистых берегах лагуны.














и....... трафик!
Мама моя, как же мы разменёмся?! Десять лодок одновремено в одном месте? 




Вот эту слева точно заденем бортом!


 Нет, не задели! Виртуозы!

 Вот и пол-часа пролетели. В следующий раз, если доведётся - где-нибудь не в центре, и на час, и можно вечером.
Энрико не пел, однако. Но! Фигурно посвистел. Работает гондольером уже 20 лет. Лодка не его, принадлежит боссу, как он сказал. Труд нелёгкий, но оплата хорошая.
Спасибо, Энрико, и мы летим в отель Даниэли вкушать и созерцать.


***Copyright 2016 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/

пятница, 17 июня 2016 г.

Тяжело

Уфффф... какой тяжёлый день.
Хотя день здесь ни при чём, очень хороший день - не штормит, не жарит, не засыпает снегом или градом. Да каждый день хороший, если подумать не со своей бытовой колокольни, а нормально, ясным умом подумать. Это мы сами и то, что с нами происходит - вот что заставляет сказать, день хороший или день плохой.
Итак, день здесь ни при чём. Скажем по-другому - как же тяжело сегодня. С утра свалилась весть и давит, и давит. И в голове тоже тяжело, погода меняется, и даже ММ уже не смеётся, когда я говорю - голова болит, значит что-то меняется в атмосфере.
И до этого уже было нелегко, были газеты с трагическими сообщениями последних дней.
Газеты - уходящая в небытие часть материального мира, с которой я не хочу расставаться. С детства приучил к ним папа. Держать в руках большие тонкие листы, видеть одновременно пару страниц, заголовки и фотографии, чувствовать, что ты живёшь в большом мире, а не в своём курятнике... у нас всегда были в доме газеты, и книги тоже, и журналы, и всегда будут; никогда наше жильё не будет стерильным и чисто электронным.
Итак, газеты. Тяжёлые новости в последние дни. Если даже радуешься саду и улыбаешься друзьям, и пишешь что-то весёлое в блог, они всё равно где-то в сознании. И вот к этим новостям про кого-то незнакомого и незнакомых присоединяется весть о не чужом тебе человеке.
И даже новостью её не назовёшь, потому что человека, оказывается, не стало в марте, три месяца назад. И было, было подозрение, что его уже нет, но не было доказательств и теплилась надежда. Может, опять в больнице, может, отключили телефон. На звонки не отвечал, но отправили письмо, которое не вернулось - значит, надежда была.
И вот записка по электронке от незнакомой женщины. Она перебирает его карточки с визитками и сообщает весть тем, чьи имена на тех визитках.

Джон был другом моего мужа. Поскольку он жил в Нью-Йорке, это была такая своеобразная дружба, на расстоянии, с редкими встречами во время командировок. Я могу по пальцам пересчитать, сколько раз в жизни я его видела. Немного.
Но как так бывает - кого-то видишь часто, но нет связи, нет каких-то невидимых ниточек между вами, нет теплоты. А с другим встретился чётное количество раз, между которыми только разговоры по телефону и открытки на Рождество, а связь есть, есть теплота и хорошее чувство от самого только знания, что человек где-то  е с т ь.
Он всегда был нерасколотым орешком, мы мало знали, да почти ничего не знали о его семье, в смысле родителях, и о том, почему у него нет своей семьи.
ММ знал его много лет, но ни разу, ни единожды Джон даже намёком не упомянул о них. Что-то нехорошее случилось в его жизни, говорил ММ, что-то неладное было в отношениях с родными.
Иногда он не звонил месяцами, потом вдруг начинал звонить. Со временем чувствовалось, что бизнес его всё хуже, а потом и здоровье. Сломал лодыжку, больница, опять падение, и всё полетело в тартарары, покатилось вниз.
Последний раз ММ видел  его в Нью-Йорке, тот передвигался с трудом и выглядел намного старше своих лет.

Жил он в квартире, в которую никогда не приглашал; рассказывал мне, что одна из его соседок - русская и тоже Таня. Один из соседей, видимо, и сообщил менеджменту квартирного комплекса, что надо бы проверить его квартиру. Или кто-то из социальной службы, или из больницы, они проверяют своих пациентов.
Одним словом, умер человек в одиночестве. Только из записки от незнакомой женщины, его друга, связанного с ним по бизнесу, как и ММ, мы узнали, что у Джона есть сестра, которую разыскали, которая прилетела и всё, что полагается в таких случаях, сделала. Сестра, о существовании которой мы не подозревали, и с которой, как выяснилось, он не общался последние 20 лет.
Какая-то тайна была в этой семье, и мы уже никогда не раскроем эту тайну.
Он похоронен в штате Иллинойс рядом со своей матерью. С матерью, с которой, похоже, у него прервались отношения по какой-то такой невообразимой причине, что он никогда, никогда её не упоминал, как и родную сестру. А может, не прервались... Ничего мы не знаем.
Сейчас мне хочется только одного - чтобы он узнал каким-то образом, что он был нужен  н а м, что мы о нём беспокоились, что думали всегда о нём с теплотой. Но как теперь? Теперь никак. Надеюсь только, что он это чувствовал.
В последние перед мартом месяцы он звонил часто, и когда ММ не было дома, разговаривал со мной. О политике, о положении в мире, но никогда - о себе. Чувствовалось, что не допускал никакой жалости по отношению к себе. Спрашивал о детях, обо мне, но как только я спрашивала о нём самом, о здоровье, закруглял разговор и прощался.
Когда от него не пришла открытка к последнему Рождеству, мы,  как бы извиняясь, признались друг другу, что проверяли в гугле некрологи по Нью-Йорку. Чувствовали себя неловко, делая это, потому что даже мысль о том, что кто-то совсем ещё не пожилой умер, кажется какой-то ...

Его открытки на Рождество всегда были из одного из Нью-йорских музеев -раскладывающиеся, с ёлкой, игрушками, лошадкой-качалкой... интересные для детей.
Он стал присылать их, когда у нас родились мальчики, и все эти годы мы, открыв конверт, уже знали, от кого они.
'Если мне доведётся родиться второй раз, я хотел бы родиться вашим ребёнком'. Это был его способ сказать нам, какими хорошими родителями он нас считал.
Джон был настоящим джентльменом. Во всём - начиная от того, как он говорил, каким эрудированным он был, и заканчивая неизменным галстуком-бабочкой.
Помню, как он прилетел специально в Париж, где мы были с ММ, из Берлина, где он был по делу, только чтобы познакомиться со мной, молодой женой. Он сразу заговорил меня, зазаботился, заулыбал меня, повёл нас в свой любимый ресторан, где весь вечер мы с ним пробовали устрицы - эти, вот эти, а потом эти... я никогда в жизни не ела столько устриц, и каким-то чудесным образом смогла на следующий день долететь через океан до дома, с пересадкой, и потом уже дома по полной познала последствия употребления их в таком количестве.
'Передай привет и мои лучшие пожелания Той, Которая Позволяет Тебе Спать в Её Постели' - так он всегда заканчивал телефонные разговоры с ММ.

Грустя об ушедших, мы грустим не только о них, мы жалеем себя самих. Потому что количество людей, которым мы небезразличны, которые отдают нам своё тепло, ограничено. Оно может быть большим, но у него есть предел, и когда даже один из этой сети, морально поддерживающей нас в жизни, уходит, его место не замещается никем, и эта пустота ранит.
Смерть - это единственное определённое событие в нашем бытие. Всё остальное может пойти по этому руслу или по другому, в зависимости от бесчисленных обстоятельств, случайных и закономерных. Но смерть - это наверняка, это 100%.
Каждый из этого факта делает свои выводы. Один из моих выводов - дать людям знать, уже сейчас, заранее, что они нужны, что они не безразличны мне, что я ценю их внимание, заботу, доброе слово, сам факт, что они отвели в своей жизни какое-то, хоть даже самое малюсенькое место, для меня.
Вот вы сейчас читаете - вы уделили мне внимание, выделили несколько минут своего бесценного, неповторимого времени для меня. За это я вам бесконечно признательна.

А Джон...  К а к  бы я хотела, чтобы он каким-то образом узнал, что хоть и через три месяца после его скорее всего тихого и безлюдного погребения на иллинойском кладбище, я мыслями там, у маленького надгробия. Ну, если нельзя что-то сделать в реальности, разве менее значимо то, что мы делаем душой?

Не знаю, зачем пишу это в блог.  Держать в себе трудно, а мужу сказать всё это пока не могу. Так-то мы поговорили, обнялись, поблагодарили женщину, которая сообщила, но на то, чтобы высказать всё, пока сил нет.

***Copyright 2016 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/

четверг, 16 июня 2016 г.

Незваный гость или Почему сгорают блины


- До окончания школы я должна научить вас печь блины! Это останется с вами на всю жизнь.
В ответ раздавалось только довольное причмокивание.
Блин одному, блин другому, блин одному, блин другому.
Надо было сразу на две сковородки печь. Правда, вторая сковородка маленькая, и следить придётся, сколько кому досталось блинов маленьких и сколько больших, чтобы по справедливости.
- Сковорода должна быть чугунная. И лучше ни под что её больше не использовать. Только под блины. Святое дело.
- Замесить нетрудно, каждый сможет. Главное - научиться переворачи....  Аааа! 
Бегом к застеклённым дверям, ведущим в сад. 
Гость повернул ко мне голову и застыл.
Застыл, говоришь? Красавец какой. И камера под рукой. Она почти всегда здесь лежит, чтобы из сада дверь открыть и сразу её взять. Ну хоть какая польза от тебя будет, снимок.
Стоит. Смотрит. Щёлк, щёлк.



Хлопаю в ладоши. Стоит. Иду к нему . Стоит.  Шшшшшшшшш - бегу к нему. Убежал. Напугала.
Что он там так драл с силой, а потом жевал?
Кентрантус.
Блины!!!
Бегу назад.
Д. стоит у плиты, подсунул под смуглый уже блин спатулу, приподнял, пытается перевернуть.
- Быстро! Подбрось как бы его, смелее!!!
Шмяк! Блин упал.
- Ну вот, начало положено. Молодец! Спас блин.

После блинов иду в сад считать потери.
Надо слушать внутренний голос, надо ловить подсказки-сигналы. Подумалось вчера об оленях? Подумалось: Что-то давно их не было видно. Не пора ли побрызгать розы и флоксы?
Не прислушалась.
И ММ ведь рассказывал - днём или двумя раньше проходил с Кенаем мимо одного из домов недалеко от нас - перед ним, метрах в 3-4-х от входа, стоял олень и щипал цветы. На собаку - ноль внимания.
Вот и до нас дошёл. Хорошо, что, блины блинами, а на сад косила взгляд.


Среди потерь - бутоны розы флорибунды. Их там сотни и сотни. Ну что, четверть сжевал наверняка.
Кентрантус, красная валериана цветёт обильно, на ней я его и поймала.
Фуксия! Никогда не жевали они у меня фуксию. Видимо потому, что основные кусты очень близко к дому растут. А этот я отделила от материнского растения и перенесла сюда, в коттеджный сад. Он подрос, окреп, набрал бутоны... вот и попробовали его.
Иду далее - молодые листья малины. Обычно страдает виноград, но возле него лежит шланг. Читала, что они не любят наступать на всё такое, тем более напоминающее змею.
А это что?! Ааа!!! Ну как же так? Вот это наглость! Помидоры!!! Мои помидоры - зелёные макушечки и цветы! Обглодал...
Помидоры высокие уже, стройные! И проволочными клетками огорожены, для поддержки. Я их, клетки,  раскрыла-раздвинула, когда растения в ширину подобрели. Вот он туда морду и просунул. Ну это уже покушение на семейную продуктовую базу... Нахалёнок.
Иду за брызгалкой. Раствор вонючий. Не нравится им запах. Работает. Надо только соблюдать расписание: обрызгать, через неделю повторить, а потом раз в месяц.
Вот раз в месяц я и не сделала в своё время. Урок!
Одно утешение - мальчики усвоили, что блины имеют способность подгорать, а один из них перевернул первый в своей жизни блин. Шлёп.

***Copyright 2016 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/

вторник, 14 июня 2016 г.

Немного из Флоренции... сад и платья

Как я уже сетовала, в галерею Уффизи во Флоренции мы не попали из-за национальной забастовки. Успели в Академию с неповторимым микеланджеловским Давидом и во дворец Питти (15 в.) и сад Бoболи при нём.
Во дворце, среди всего другого, была экспозиция платьев известных в своё время женщин, я сделала несколько снимков. Но сначала давайте пройдёмся по свежему воздуху. Воздух был майский, но уже довольно жарковатый, так что будем стараться держаться в тени.
По фотографиям видно, что сад меня интересовал больше дворца. Из сада я его и запечатлела, вернее часть его.
Какие же они большие строились, эти дворцы, замки и виллы! Вот почему народ тогда был такой поджарый. Столько за день находишься, все калории сожгутся. А теперь мы вот по ним ходим, за поручни держимся, к стенкам прислоняемся, обречённо смотрим на лестницы, уходящие в бесконечность... и дыыышим, дыыышим...

Знатоки итальянской древности, разъясните, пожалуйста, значение огромных каменных ванн, таких, как на фото выше, за обелиском.
Помню, где-то ещё видела такие. Явно, в них скрыт какой-то смысл!



Виды на Флоренцию открываются отсюда красивейшие:



А сад Боболи - пример типичного итальянского сада, чертами которого являются: формальность дизайна, симметричность и геометричность клумб и садовых 'комнат', очерченных живыми изгородями и каменными стенами; необилие цветов;
форма растений, их пригодность для фигурной стрижки часто важнее, чем их цвет;
вода, скульптуры, променады (формального вида дорожки), гротто, укромные уголки...


 Сад роз был приятным ярким пятном на общем зелёном фоне:




Во время прогулки, видимо, от сильного солнца, у меня возникла мысль: создаётся впечатление, что в древние времена мужские телеса выставлялись напоказ если не чаще, то во всяком случае так же часто, как дамские. Позднее последние каким-то образом заняли главные позиции (или мне так кажется?), а ведь зря. Ведь красиво? Красиво! В сад таких! Тачку в руки, кирку, тяпку! Уххх, каких садов бы они наразбивали!
Может, кто-то и писал диссертацию на эту тему, сравнительный анализ проводил. Интересно всё-таки.



От голого тела перейдём к закрытому.
Выставка во дворце Питти предлагала наряды известных женщин 20-го столетия, связанных с искусством, в т.ч. с искусством моды.

Творения Розы Дженони (Rosa Genoni, 1867-1954, Италия). Швея, дизайнер одежды, учительница, феминистка, борец за права рабочих.
Роза участвовала в выставке Expo в Милане в 1906г. Ей пришлось работать над своими экспонатами дважды - пожар уничтожил здание, где они находились, и ей пришлось в короткий срок всё делать заново. За два платья её удостоили международного приза Grand Prix.
В это время она работала на компанию, в основном воспроизводившую парижские модели.
В буклете, документировавшем её участие в выставке, она заявила о своём желании создавать доморощенную итальянскую моду и стиль как часть возрождения итальянского искусства и вклад в определение национальной идеи.



Наряды  Anna Piaggi (1931-2012), журналистки итальянского Vogue, музы Карла Лагерфелд
*


Эти платья принадлежали Antonella Cannavo Florio, графине и талантливой пианистке.



 *
А тут кто-то подумал: вот как надо проводить свои золотые годы!



Susan Nevelson - модель, художница, дизайнер. Американка, переехавшая в Италию.
Ткани с её рисунками вошли в историю моды.
Её одежду носили Джеки Кеннеди, Одри Хепбёрн, она была главным дизайнером и художественной музой Кена Скотта (1918-1991, модельер, родился в США, заявил о себе в мире моды в Милане).
Дуэт Сюзен Невельсон-Кен Скотт и другие известные дизайнеры были звёздами зарождающейся машины итальянской моды в 1970-е годы.
В 1950-е годы она была первой из девочек в своей школе в американском штате Мэйн, решившейся носить брюки. Ей принадлежит фраза: В платьях нельзя лазать по деревьям!
По лицу видно, что бунтарка, правда?
Фото, что выше (думаю, что завёрнуты молодые люди в платки её дизайна), и другие портреты этой экстраординарной женщины можно посмотреть здесь.

*
 И последнее - текстиль Liеtta Cavalli. Лиетта - очень интересная личность.
Унаследовав портную мастерскую своей матери в 1960-е годы, она решила основать свой собственный брэнд Мали с целью изготавливать уникальную текстильную одежду ручной работы, не следуя за тенденциями моды. Вскоре критики признали её изделия объектами искусства. Через 30 лет успеха и признания она начала всё заново, перейдя на изготовление уникальных тканей, напоминающих гобелены и предназначенных для интерио-дизайна. 


Такой разный стиль... а кресло?



А иногда портреты нравились больше нарядов:


*
Посмотрела я на эти платья, прочитала об их хозяйках и создательницах и очень порадовалась за представительниц нашего пола.
Какие  женщины - яркие, сильные в своём таланте, красивые!
Захотелось самой что-то такое сделать... создать... сотворить....  И-эх!
Ну, а если не смогу, то буду хоть гордиться ими, сёстрами. (примазываюсь)

***Copyright 2016 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/

воскресенье, 12 июня 2016 г.

Начало июня в цветнике

или, вернее, в части его.
Как я его только не называю - цветник, коттеджный сад, террасный сад...
Цветник - понятно, потому что цветы и их можно срезать, здесь такую часть сада и называют cutting garden.  Коттеджный - потому что деревенский - много всего, разноцветно, всё сеется, расползается, живёт своей жизнью. Террасный - потому что здесь два уровня. При строительстве дома я вовремя заметила бульдозер, который собирался разровнять землю в этой части, и попросила сделать здесь три уровня. На три уровня, сказали, наклона не хватило, сделали два. Так и получился террасный коттеджный цветник.


Пионы отцветают. Как бы запомнить в следующем году удалить боковые бутоны. Часть из них совсем не раскрывается, так и засыхает, не раскрывшись. И, опять же, основной цветок будет крупнее. Но это дело персональное. Если бы все боковые распускались, вопроса для меня и не вставало бы.
Розы цветут, кроме одной, что я обрезала порешительнее - та ещё только в бутонах стоит, но сколько же их!


Лисья перчатка, не люблю её называть техническим именем дигиталис, сеется в огромных количествах, удаляю маленькие ростки, как сорняки. Почва для них, видимо, хорошая у меня - песчаная, лёгкая, кисловатая. Удобряю я этот сад редко, не каждый год.


 От заднего крылечка хожу в коттеджный сад по траве; никаких камней-кирпичей-галек не планирую (хотя и не зарекаюсь на будущее). Чем ближе к природе, тем легче дышится в саду.
Тут я в тренде, ха-ха - всё чаще встречается мнение в пользу 'просёлочного' типа тропинок, что, естественно, не по нраву производителям разнообразных твёрдых ландшафтных материалов, а некоторые садовые дизайнеры также стали отказываться от чёткой, глубокой линии среза края лужайки на границе с бодерами и клумбами, чтобы переход от травы к не покрытым травой участкам смотрелся естественнее. Но всё это, опять же, дело вкуса.


Продолжаю испытывать на себе признаки глобального потепления. Однолетний табачок, никотиана, превратился в многолетник. Что он сеется, это понятно, но пережили зиму даже сами растения, так и простояли - стебли, листья, всё зелёное. В результате табачок стал одним из главных в общей палитре растений.
С ним за компанию белеет платикодон, не устающий напоминать мне о важности ограждения его от всеядных кроликов. Ограда защищает и поддерживает, а то ведь он клонится до земли.



 Лилии цветут обильно. Похоже, что восточные держатся дольше, чем азиатские. Буду наблюдать и дальше, и если подтвердится - посажу больше последних.



Нигелла (только что прочла, что её называют чернушкой) насеялась с прошлого года. А семена мне дала одна садовница из Северной Каролины. Они пролежали у меня с 2011 года в конвертике, в садовом ящичке, и надо же, сохранились!



 Красная валериана, кентрантус, расползается очень активно, тоже приходится прорежать. Основной цветок отцветёт - распускаются боковые, и так бесконечно. Хорошо, когда для неё можно отвести целую полянку - в массе очень красиво! Она мне напоминает поездки в Европу, где она растёт, как симпатичный сорняк. Удаляю маленькие ростки постоянно там, где они угрожают другим растениям.
Алиумы - одни уже обесцветили свои большие одуванчиковые шары, другие расцвели позже и ещё красуются.


Где-то на не вошедшем в кадры пространстве, растут помидоры и петрушка. Уже ем смородину. Удабривание прошлого года принесло результат - ягоды стали послаще.
Стали распускаться маки, моя любовь, василисник и др. но они уже войдут в другой пост.
Белые каллы продолжают выдавать всё новые цветки. Нон-стоп!


Надеюсь, ваши сады рады июню и радуют вас!

***Copyright 2016 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/

пятница, 10 июня 2016 г.

В заповедник!

Что мы всё о людях, о людях. А давайте махнём к зверям! 

Американский бизон

Примерно в часе езды от нас расположен Northwest Trek - парк дикой природы, как его называют, а на самом деле это заповедник.
Супруги Давид и Конни Hellyeah подарили землю со своим летним домом управлению парками штата Вашингтон для создания там заповедника, и в 1975 г. парк был открыт.
Чуть позже присоединили ещё несколько гектаров, чтобы создать защитный буфер, и площадь парка-заповедника составила 293 гектара.


Слева виден дом Давида и Конни 

Мы были в заповеднике несколько лет назад с нашим классом. Так же, как тогда, посмотрели копытных, проехавшись в вагончиках  и послушав рейнджера, походили по лесу, посмотрев за почти незаметными ограждениями хищников и нехищников, перекусили за столиком на открытом воздухе.
Насколько же интереснее смотреть вокруг, когда тебе знающий человек рассказывает, что и как. По кольцам на рогах горных баранов, например,  можно определить их возраст, так же, как у деревьев!
У бизонов и баранов рога (horns) одни на всю жизнь и постоянно растут.



понедельник, 6 июня 2016 г.

Витринное и околомагазинное

Через некоторое время после путешествия интересно посмотреть, что привлекало твоё внимание в витринах и магазинах. 
В моём случае больше в первых, чем во вторых.
Магазины как-то меня не интересовали. в том числе и в этот раз, в майских Италии и Англии.
Единственные сделанные покупки - это специи с рынка в Венеции и традиционно чай и сладости для мальчишек, плюс традиционное английское песочное печенье в банке с юбилейным портретом королевы-матери из Хэрродса в Лондоне.
Кстати, вот как раз перед последним. 


 Заходила в Хэрродс - хвоста ещё не было, над головой работали, выходила - собачуля готова!
Летите, монетки, собаке на сахарную косточку.
Интересно, ваятель тот же, только переоделся, или их два?
Наверное,бригада.



На этот раз выпечку ела только глазами, но отвела душу в их мороженном кафе.

пятница, 3 июня 2016 г.

А что у меня, почему не пишу в блог

У меня ничего сверхестественного, просто жизнь.
Настала пора - последние школьные дни. Быть с детьми - это каждодневное, обыденное, встроенное в каждую клеточку счастье. От него неестественно уводить себя куда-то - в сад, в чтение, в смотрение и ещё чего-то делание.
Дети самостоятельные, не требующие назидательного поучения, контроля и вмешательства.
Когда они дома, не в школе и не в своей комнате, смысл бытия - просто быть рядом, смотреть на них, спрашивать и иногда, когда отвечают, ловить себя на том, что слушаешь, конечно, но и смотришь, всматриваешься в эти глаза, ушки, руки, брови... всё, что было в тебе и рядом с тобой столько лет.
Счастье - пошептаться, поцеловать, погладить по голове, помассажировать спинки, вдохнуть запах, обнять, устроить кучу-малу, помазать ранку, принести выстиранное бельё в их комнаты, посмотреть на лежащие везде учебники, тетради, записи, снова подумать - как легко было нам, насколько больше им надо узнавать, потому что от науки тогда до науки сейчас - это вечность, спресованная в несколько десятилетий.
Стоять утром и махать рукой вслед машине, уезжающей в школу, помогать купить подарки для их друзей, выпускающихся из школы через несколько дней, обсуждать смену тренера в баскетбольной команде...

А когда они в школе - жизнь ускоряется, приходят подруги по волонтёрству в школе, перед этим - вихрем прибрать дом и сад (всё могу и быстро, когда надо!); в ясные дни - съездить в старый городок, походить по антикварным лавкам и рассмотреть миллион ракушек, моллюсков и других подводных чуд в местной коллекции, поахать на дома с резьбой и виды на залив; поехать к подножию горы в парк дикой природы, посмотреть на стада оленей, на бизонов, на лебедей, рысей, медведей, волков и т.д.; заехать к мастеру по металлу, о котором писала и творения которого показывала, оставить ему саженец лимонника из моего сада; сходить в гости к нескольким семьям в честь окончания их детьми школы; на проводы на пенсию директора школы, к коллеге по классу йоги, сын которого представляет новое вино из своего виноградника; кататься на велосипеде....
По вечерам - смотреть всей семьёй чемпионат по баскетболу, делать детям и себе смузи, опять смотреть на них и слушать, и гладить по голове, советовать, как прижечь прыщик, померять рост и отметить его на стенке, срезать пару цветков пионов и поставить на стол к их завтраку.
И круговорот жизни продолжается.
Тысяча фотографий терпеливо ждёт...

Да, надо ведь поделиться ещё одним важным  -  моего сына приняли в тайное общество.
Шучу. Но приняли. В общество, почётное. Оно было организовано в 1906 году для чествования учащихся старших классов за выдающиеся академические успехи. Его лого -  'Отличие. Справедливость. Честь', его отделения - в нескольких странах. Это честь, и это остаётся с тобой на всю жизнь (общество не в традиционном смысле слова, куда подают заявку о вступлении, а скорее почётное звание,  признание).
Мы чуть не пропустили это событие (вечером прилетели из Европы, рано утром - в школу на церемонию), даже холодок по спине, когда написала 'пропустили'.

Видеть на сцене группу преподавателей, членов этого общества, сразу отметить - что-то по-другому... как-то они не так выглядят... потом понять - они одеты торжественно, такая редкость для них, это ведь запад Америки, всё очень демократично и ненапоказ, а тут - чувствуется, что это  с о б ы т и е,  знать, что имя твоего птенца будет в истории школы, видеть выходящих на сцену нескольких новых кандидатов, услышать доброжелательный смешок аудитории, когда твоему сыну пришлось сложиться почти вдвое, чтобы обнять вставшую на цыпочки седую, похожую на бывшую хиппи (а может, так и есть?) преподавательницу английского и литературы (да, которая оставляет преподавание, чтобы поехать помогать 80-летней маме на ферму), вручающую ему свидетельство и значок, чувствовать похлопывание по твоим плечам  сидящих позади родителей...
Вот и всё. Ну почти всё. Сумбурно, но написала. Глажу себя по голове.
День начинается, и я ухожу от компьютера в реальную жизнь.
Желаю всем славного, такого, как хочется, июня!

***Copyright 2016 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...