вторник, 7 октября 2014 г.

Осенняя гортензия и осенняя собака



Резали с Амуром гортензию. 
Когда она была ярко-голубая, было приятно смотреть на неё в саду.
Потом она позеленела. 
Пока нет дождей, набрали такой, какая есть.
Сейчас некоторые кусты опять меняют цвет, уже на сиреневый.
Сиреневую нарежем попозже.



Амурушка стал очень напоминать Жулика в этом возрасте.
Так же ходит за мной повсюду, как хвостик.
Вокруг дома, значит вокруг дома; в сад, значит в сад;
на крылечко, значит на крылечко.
Пока я делаю дела, он устроится недалеко и обозревает окрестности или спит.
Одно плохо, потерял он слух. Да, глухой Амурка.
Нет смысла даже звать, он не слышит.
Разговариваю с ним жестами. Всё понимает.


Прочла, что более 30 пород собак склонны к потере слуха.
Кроме немецких овчарок, назывались австралийская овчарка, бостонский терьер, долматинец, Джек Рассел терьер, мальтиец, игрушечный и миниатюрный пудель и др.


Осень, однако, в жизни Амура настала.
Красивая осень, как октябрьская гортензия.











Ранняя ещё осень, ранняя. И в саду красиво, и Амур ещё ого-го:
и козликом прыгает, и за мячиком бегает, и с Кенаем борется и лидерство ему не уступает.
Ну подумаешь, оглох. Глазами всё видит - и как красиво вокруг, и как мы его любим.
*
Хорошего вам октября!

***Copyright 2014 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/

воскресенье, 5 октября 2014 г.

А просто так


Прогресс налицо, и с этим никто не спорит. Вместо проводов под землёй и даже дном морским теперь беспроводная связь; вместо утюга, в который надо было засовывать горячие угли, теперь паровые утюги, а многие ткани так вообще пытке жаром подвергать ни к чему, они не мнутся; вместо книг из срубленных деревьев теперь тонкие планшетки, на которых книги можно заказывать по мере надобности одним-двумя кликами, а вместо машин, которые заводились такой железной штукой, которую надо было крутить ( в кино видела), теперь самопаркующиеся машины и машины без водителей .... и это можно продолжать бесконечно.

Но не только материальные предметы радикально преобразуются и кардинально модернизируются.
Налицо также прогресс самого хомо сапиенса, который эти материальные предметы создаёт и использует. Такой многогранной и необъятной области, как работа над собой, самосовершенствование и улучшение себя со всех видимых и невидимых сторон, уделяется столько внимания, как никогда прежде. Уже несколько десятков лет пишутся, пропагандируются, преподаются, вещаются из всех вообразимых источников  всевозможные теории, открытия, методики, концепции и гипотезы о том, как нам стать лучше.

Нас учат организации, медитации, здоровому питанию, правильной стирке, безупречному уходу за лицом и телом, беспроигрышным методам продвижения по служебной лестнице, правильному выбору щенка,  и (!) управлению своими мыслями.
Учат, как спать, как жевать пищу, как привлечь внимание мужчин, как обставить своё жилище, как сделать своими руками то, что законом разделения труда полагается делать другим, и как думать так, чтоб не дай Бог, не навредить себе.

В результате оказываешься под колпаком. Под колпаком у самого себя. Не можешь сделать шага, чтобы не спросить себя строгим прокурорским голосом:
А ты ...? Ты это... с той ли ноги ты встал? А прежде, чем встал, сделал ли ты гимнастику древних майя? А благодарность солнцу произнёс за то, что оно встало? А список дел на сегодня составил? А вышел ли из комнаты, улучшив в ней что-то или хотя бы оставив в таком же состоянии? А протёр ли раковину в своей ванной, заправил ли кровать, вытер ли пыль на зеркале и ещё сделал ли тысячу лёгких воздушных движений, гарантирующих, что дом твой будет в идеальном порядке без особых затрат труда и времени? А погладил ли по голове детей, мужа и домашних питомцев, потому что это укрепляет семейные узы, а общение с домашними животными понижает кровяное давление?

В результате жизнь превращается в сплошное себяпроверяние и ковыряние.
А сделал ли я что-то полезное сегодня?
Вдохнул ли и выдохнул ли положенное число раз через совсем другое место, что обычно для этого используется?
А вылил ли ушат холодной воды на голову?
Обнял ли дерево?
А не съел ли случайно дыньку с мёдом, молоком или коньячком, от чего пострадает пищеварительная система?
А отдал ли в фонд нуждающихся пеньюар, потому что купил новый, и если не отдашь, то дом захламится здесь же и сейчас же?
А разложил ли весь свой бардак в три коробки с надписями 'выбросить сейчас', 'выбросить через год' и 'выбрось, но оно тебе завтра же понадобится'?
Ничего, ничего, ничего нельзя сделать просто так.

Нельзя думать о землетрясениях, потому что так тряханёт, что не зарадуешься.
Нельзя спрашивать, куда ты идёшь, потому что хвостатый сидит на плече, подслушивает и захмурит путь.
Нельзя думать о том, что случилось, потому что это означает пилить опилки, и в следующей жизни будешь работать на лесопилке.
Нельзя волноваться, потому что волнение ничего не изменит, а вот та морщина станет ещё глубже.
Нельзя смотреть телевизор, потому что это признак того, что у тебя нет своей собственной жизни.
Нельзя есть колбасу, потому что это по-плебейски, а надо только говядину, что ела только траву, с которой сгоняли даже мух.
Нельзя подкрашивать седину, подводить глазки и подъярчать губки, потому что стареть надо естественно, и лучше от своего собственного отражения в зеркале поиметь инфаркт, но ему, инфаркту, будет приятно, что он долбанул натурально состарившуюся особу.
Нельзя думать ни о чём плохом, потому что заболит душа, а на душе должно быть всегда радостно-спокойно.
Нельзя читать газеты, там же бяка сплошная. Лучше голову в песок, огурец - на глаза и билет в Ниццу.
Нельзя беспокоиться о собственном ребёнке, потому что мысли материальны. Он с глаз долой, а ты его из сердца вон.
Нельзя раздражаться и возмущаться.
И вообще думать лучше не надо! Не надо!

А жить можно? Можно? Можно любить, переживать, плакать, сострадать, быть забывчивым, немножко иногда растерянным, можно прожить день и не мучаться потом вопросом, а что полезного ты сделал в этот день, можно есть то, что нравится, хотя бы иногда, а не то, что полагается, можно любить сгущёнку, которую кто-то считает дерьмом, можно пролежать на кровати пол-дня и просмотреть три фильма подряд, потому что  они бессмысленно-лёгкие, а твоим усталым мозгам и ногам как раз это и нужно, и не прослыть при этом идиотом?
Просто жить можно? Не сверяя, не подводя, не учитывая, не помня, что это ни в коем случае нельзя?
Ошибаться иногда можно?
Испугаться за собственного ребёнка?
Надеть белый лифчик с чёрными трусами?
Купить сумку Шанель  и не быть заподозренной в выпендривании, купить, не как знак престижа, а просто потому, что понравилась?
Провести день за компьютером? А что? Когда в библиотеку ходили и там сидели, это было хорошо? Оооо, эрудииит! Он в библиотееееку ходит!
А в гугле найти и прочитать за день то, на поиск чего в библиотеке уходили недели, это не хорошо? Это ведь то же самое, та же самая библиотека на дому.
Можно быть несовершенным? Не совсем, не на 100% организованным?
И немножко с плохим вкусом? Хотя кто решил, что такое хороший вкус и что такое плохой? Кто? И почему их решение должно касаться меня? Пусть сами себя обсуждают и пыжатся от гордости за себя.

Да можно, можно! Я разрешаю. Себе разрешаю. А вы как хотите.

Нет, не так.  И вам разрешаю! (Гы. Как-будто кто-то у меня разрешения срашивал).

***Copyright 2014 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/

пятница, 3 октября 2014 г.

Четыре с половиной дня


Не знаю, как я пережила эти четыре дня (половинка былa уже лёгкая).
Теоретически всё понятно и логично:  э т о  их готовит к жизни, это закаляет, это формирует и укрепляет их характер, повышает самооценку, учит преодолевать трудности, и ла-ла-ла-ла-ла-ла... Да, и ещё туда же: тяжело в учении, легко в бою.
Я всё это понимаю. Меня не надо убеждать, успокаивать, не надо мне всё это разъяснять, похлопывать по плечу и с мудростью черепахи Тортиллы говорить великодушно: Да не беспокойся ты, всё будет хорошо.
И славно, что рядом никого не было. Как хотела, так и переживала.

Не помню, когда я так волновалась за него. Когда в год с лишним он на трёхколёсном велосипедике в больничной накидке укатывал в операционную на несерьёзную процедуру, что-то там с крохотной грыжкой?
Или нет, позже, лет в 7, когда он взобрался невысоко на тонкую ель, а потом решил просто соскользнуть вниз по стволу, как по канату, и распорол живот торчащим обрубком ветви? Побелел, но не плакал. Хорошо, к тому времени недалеко построили больницу, и ехать далеко не пришлось.
Или лет в 10-12, когда шибанул большой палец о стенку гаража, выбил его из лунки, сам двинул его на место, а потом опять побелел, но не заплакал? И опять в ту же больницу.
Но тогда он был рядом, я его видела, можно было прижать его к себе, держать его руку, говорить ему что-то...

Ох, сколько драмы в моём предисловии! А дел-то всего: десятиклассники сходили в поход! Только и всего. На пять дней, если уж совсем точно - 4,5. И четыре ночи.
Что я, в поход не ходила? Ещё как ходила! И в палатках спала, и у костра сидела, и... и...
Н-да, что-то больше ничего и не припомнится. На пару дней ходили, на одну ночь, налегке.
Их класс разбили на пять групп. Восемь учеников и два учителя в группе. Две группы - на Олимпийские горы по разным маршрутам, две - на Рэйниер (самая высокая в Северной Америке гора ниже 48 широты), тоже каждая по своему маршруту, и одна - на каяках к Сан-Хуанским островам.

Мой - на Рэйниер. Один. Второй оставался дома по состоянию здоровья.
На саму её вершину они, естественно, не полезли (но были другие вершины!). По предгорьям там много троп проложено. Есть места, отведённые для палаток, где ночевали.

 Фото из походов предыдущих лет. Не кликаются

И всё это ничего. Всё это хорошо. Я довольно оптимистично была настроена. До того как. До того как из любопытства попросила примерять его рюкзак.
Да-с. Настоящий такой рюкзак, не такой рюкзачок, с которым я ходила в походы.
Серьёзный такой рюкзак, в который он всё сложил по выданному школой подробному, обстоятельному списку в рекомендованном порядке - что на дно, что в серединку, что наверх, и ничегошеньки лишнего, с поясом широким вокруг талии, с лямками специально сконструированными, чтобы не врезались в плечи.
Норма - не более 30% веса подростка. Взвесили мешок - 50 фунтов (22,7 кг).
Звучит неплохо. Что такое 22 кг? Кусок торта, как здесь говорят. Раз плюнуть.
И вот он мне помог его на спину надеть. ... Мама моя... что это? Как это?
Я постояла с минуту, сделала несколько шагов и почувствовала, что ноги, от бедра до коленок, начали потихоньку подрагивать.
И  с   э т и м   надо двигаться? Передвигать ноги? В гору? По восходящей?
Моё дитё, такое высокое, но худое ещё дитё, с  э т и м  будет двигаться по несколько миль за раз, до очередной передышки?
Я, конечно, сказала все правильные слова на дорожку - про то, другое, третье, и не забыла про то, что всё когда-то заканчивается, закончится и их поход.


И они пошли. И прошли. Миль около сорока. В километрах около 60. По восходящей.
И дождь на них лил, и коротенько град, и снег на них падал.
И спали в палатках при температуре ниже нуля, и руки по утрам мёрзли так, что после двух дней мальчишки (про девчонок не знаю) перестали чистить зубы, и мой перестал есть на завтрак овсянку, потому что надо было мыть после неё контейнер, и руки опять же при этом мёрзли.
И просыпались чуть ли не через каждые пол-часа, чтобы повернуться на другой бок, так как ныли плечи и болели бёдра, на которых 'сидели' по правилам распределения веса рюкзаки.
Про туалетные страдания не буду писать, сами можете представить эту сторону бытия под дождём и снегом.
A я всё это переживала в уме. Проверяла погоду на горе, уставившись в изображения снежинок и капель и очень прося небесную канцелярию изменить их на солнышко и лёгкие облачка.

А потом связь. То есть её отсутствие. Радиосвязь только у преподавателей на чрезвычайный случай, вызвать вертолёт.
Бывают же эти случаи, горы всё-таки.
Каждый год на Рэйнире погибает несколько человек из тех, кто желает покорить её вершину. В данном случае о вершине речь не шла, но и без вершины же бывают ЧП - лавины, оползни, землетрясения, извержения, просто 'подскользнулся-упал', с таким-то мешком на спине на мокрой узкой тропе, ... медведи... снежный человек...
У нас тут на северо-западе свой вариант снежного человека - Биг Фут, Большая ступня.
Я накануне как раз документальный фильм ухитрилась посмотреть про группу Дятлова... Очень своевременно ухитрилась...
То есть я здесь, а оно, дитё, там, в горах, в настоящих горах, среди дикой природы?
Да я же... Да он же... Да он же... Птенчик. Рыбка моя. Суслик мой маленький.

Они, преподаватели, думают, что дети уже взрослые. Ну конечно, рост - дяденька, достай воробышка, голос - зайдёшь в дом иногда и замрёшь: какой это чужой мужик разговаривает?
А они же дети ещё. Де-ти.
Оооох, как противно же было первые два дня! Третий и четвёртый тоже противно, впрочем.
Но из школы не звонят, значит, всё идёт по плану.
И вот вернулись.
Едем к парковке. Прямо перед нами - вот он идёт! Раньше нас приехал их автобус! Идёт - высокий, тонкий, с тем же рюкзаком, но наполовину пустым, так как школьное уже вытащено - спальный мешок, баллончик для газа, спецконтейнер металлический для продуктов, чтобы медведи не унюхали.
И девочка рядом с ним идёт. И за локоть его держит! (Но я потом уточнила... нет, не подружка).
Высадились. Он в стороне с друзьями общается.
Мы родители деликатные - не лезем обниматься. Они подростки. Всякие там сюсю, мими, ты мой маленький и т.п.  - ни в коем случае. Стоим и культурно ждём.
Идёт. Лицо солнцем чуть опалённое. Солнцезащитный крем по списку в рюкзак уложен, но, естественно, не использовался. Полтора-два дня всё-таки поласкало их солнышко.

Рядом слышится: 'Мама, я здесь, всё в порядке, - девочка разговаривает по мобильному.- Но когда я приеду домой, ты, пожалуйста, меня ни о чём не спрашивай! Я сразу залягу в ванну!'
Юноша говорит кому-то: '... Домой! Привыкать опять к нормальному туалету!'
Другой: 'Теперь я не буду жаловаться на вес школьного рюкзака!'
Oдноклассница, не бывшая в походе, т.к. приболела, жалуется друзьям: 'Это была самая скучная неделя в моей жизни! Лучше бы я с вами в поход пошла!' И фраза ещё не закончена, как парнишка с рюкзаком кричит: 'Молчать! Радуйся, что не пошла!!!'

Едем домой, слушаем своего. Достаёт помятую тонкую тетрадку, в которой по заданию учителя английского языка записывал вечером впечатления за день. Причём, надо было использовать описательный язык, образный.
День 1. Сверкающий снег. Тяжёлый рюкзак. Вкусный сандвич. Горячий пот. Солнечный день. Уставшие плечи. Болящие бёдра. Холодная вода. Забавная палатка. Прекрасная долина. Густой лес. Громкий смех. Крутой утёс. Прекрасный вид горы Рэйниер. ...


День 2. Медленное утро. Так себе овсянка. Вкусные булочки. Запутанная тропа. Каменный обвал. Травянистые луга. Завораживающий ледник. Ноющие плечи. Бесконечный дождь. Холодная палатка. Тёплые браунис. Ветренно. Холодный, как ледник, водопад. Трясущийся подвесной мост. Тяжёлое дыхание.

День 3. Мизерное утро. Непромокаемая одежда. Огромный ледник. Большие холмы. Замёрзшие руки. Толстый слой снега. Величественная вершина. Волшебный вид. Согревающее солнце. Больные плечи. Стонущие мышцы. Счастливые лица. Восторг. Хорошие друзья. Грустное прощание. (Это они пересеклись с другой группой одноклассников на несколько минут). Нескончаемый подъём. Разряженный воздух. Тяжёлое дыхание. Холодная палатка. Много слоёв одежды. Мокрые ботинки.

День 4. Поразительные виды. Быстрый темп. Лёгкие плечи. (Здесь они оставили рюкзаки на привале и провели день налегке). Такое увидеть - раз в жизни.
Огромная гора. Широкие улыбки. Тепло на душе. Снежная равнина. Высокогорье. Ноющие бёдра. Сладкие конфеты. Взошли на гору Skyscraper. Спустились в долину. Обед. Поднялись на вершину горы Fremont.

Дома сразу - в душ. Нормальный горячий ужин. Хотя в походе ужины были неплохие. На портативной газовой плитке готовили пасту, суп, даже как-то пекли сконы. После похода впервые за четыре дня посмотрел на себя в зеркало (девчонки, говорит, периодически закрывали лицо руками: ой, не смотри на меня! Они же тоже были без зеркал.)
Сделал кое-какие выводы. Например. Нельзя экономить на снаряжении и одежде, ботинках. Всё должно быть высококачественное, пусть и дорогое.
Одобрил свой выбор, ничего не подвело: дождевик и штаны не пропустили влагу, ботинки удобные, ноги не стёр.
Обезвоженные продукты (мясо, овощи) оказывается, неплохи на вкус.
Скорость ходьбы удваивается на последних милях при подходе к автобусу, что повезёт домой. Никогда не думал, что девчонки могут так быстро ходить!
А одна девочка ходила быстро на всём маршруте, по логике: Когда больно, лучше идти быстрее, чтобы скорее дойти до привала.
Никакие фотографии не могут передать красоты тех мест, потому что надо повернуться по кругу и увидеть всё панорамно.
Очень помогли занятия спортом и особенно поднятие тяжестей.
Помог опыт похода по вашингтонскому тихоокеанскому побережью в 9 классе - четыре дня, три ночи, с рюкзаками чуточку полегче, где были валуны и мокрые камни, но не было постоянного подъёма и разреженного воздуха.

Самым восторженным моментом, как я поняла, было видеть гору Рэйниер так близко, что, кроме неё, ничего больше не попадало в поле зрения. Вот она, стоит прямо перед тобой и занимает всё пространство, которое охватывает твой взгляд.
'Это, пожалуй, самое красивое зрелище, что я когда-либо видел.'
Так что запомнится этот поход на всю жизнь. И да, с крутого утёса втроём по-братски попИсали вниз в честь своего поднятия на такую высоту.
*
Последний день был самым лёгким (относительно!), так как ходили не с тяжёлыми, а с маленькими, 'дневными' рюкзаками.  Подъём на две вышеназванные вершины (там же целый горный массив, и кроме высочайшей горы Рэйниер есть и другие пики) был добровольным. Нашла видео с одной из них, можно посмотреть. Только этот парнишка начинает путь с асфальта, а наши школьники подошли к вершине с другого, дикого места. Дошли они и до пожарной башни, где автор видео провёл ночь. Она была в тот день замкнута. Посмотрели в окошко и кто-то вздохнул - нары будут получше, чем спать в палатке. В начале видео показано, как молодой человек пакует свой рюкзак - примерно такой же, какими пользовались дети.
Можно начать с 0:49 сек.


***
Получили записку от преподавательницы-руководителя группы, она директор начальной школы, ей уже за 60, и следующий её поход со школьниками - в каньоны Юты. Пишет, что она и её напарник рады, что наше дитё было в их группе. Что на протяжение всего маршрута он показал щедрость и внимательность, силу и оптимизм. Что группе помогали его доброта, закалка и бодрость духа. Было удовольствием быть с ним вместе.

Ну а я счастлива, как ракушка, что моё дитё дома!
Счастлива, что все живы-здоровы, что были всё-таки солнечные часы и ещё... и ещё, очень важно. Это же подростки. Этим уже многое сказано. Они же все такие самостоятельные, независимые, особенно когда рядом друзья и знакомые. И чтобы никаких телячьих нежностей со стороны родителей!
Это я к тому, что на школьной парковке, отойдя от своих друзей, но у всех на виду, моё метрдевяносто дитё подошло ко мне, посмотрело на меня свысока и на виду у всех меня обняло... Долго обняло...

***Copyright 2014 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/

четверг, 2 октября 2014 г.

Квилт 'Джунгли' и его обратная сторона, а также другие квилты по мотивам Каффе Фассетт


На Северо-западной экспозиции квилтинга были представлены работы нескольких квилтинговых клубов/групп.
Один из них основан на очень интересной идее: участники выбирают какую-нибудь книгу, читают её, обсуждают, делятся идеями, а потом мастерят на её основе квилты.
Среди книг были 'Сны в цвете' Каффе Фассетт.
Рождённый в Калифорнии и живущий в Лондоне автор известен своими графическими дизайнами текстиля с яркими цветами и их необычными сочетаниями.
Джуди Фелпс привезла на выставку своё панно 'Джунгли в цвете'' с тропическими цветами (техника - рисование нитями, technique thread painted) и любезно согласилась сфотографироваться рядом с ним:



Квилтом можно любоваться с обеих сторон:

Кликну 'Дальше'


среда, 1 октября 2014 г.

Осени изумрудная зелень































































Осень медленно заползает в сад. 
Её ещё не чувствует тенистый уголок.
Сквозь сплетения лимонника проникает утренний луч солнца. 
В него вожделенно, медленно окунается огромный лист тетрапанакса.
 Замерла в его ожидании усыпанная белым жемчугом летняя эуфорбия в корзинке.
Счастливо спит кучерявый почвопокровник.
И только рододендрон робко подаёт знак одиноким жёлтым листом: да, осень подбирается...
Но всё равно, самым осенним смотрится пока только складной стульчик.


Клёны ещё зелёные,
Но осень рядом, нет?
Цветы по-летнему яркие,
Но паук уже раскинул сеть.
Лицо ещё без морщинок,
Но пальцев тонкости нет и следа...
Бежишь ещё, как девочка,
Но порой не помнишь - куда...

***Copyright 2014 TatyanaS http://pelageya2.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...